Санлис

   Бездетный двадцатилетний Людовик V, прозванный Ленивым, король Франции, в разгар охоты споткнулся и упал. От сильного сотрясения у него началось обильное кровотечение, жар, и, проболев недолгое время, 22 мая 987 года он скончался. Правда, поползли слухи, что король был отравлен, но доказательств тому так и не нашли.

Гуго Капет и помыслить не мог о французской короне – всего семь лет назад, он, граф Парижа, руководил церемонией помазания королем сына Лотаря – Людовика V. Но Адальберон Реймский, королевский канцлер, считавшийся одним из самых дальновидных и умных политических деятелей, епископ Реймса, имел свое мнение о том, кто именно должен занять французский трон. Созвав в Санлисе съезд баронов, он убедил многих, и 3 июля 987 года королем Франции был провозглашен Гуго Капет, положив начало новой королевской династии Капетингов. Так в лесу возле небольшого ныне города Санлиса, что в сорока километрах от Парижа, прекратилась династия потомков Карла Великого – каролингов, а Санлис стал столицей и частью королевского домена, и при первых Капетингах возвысился среди остальных городов вокруг Парижа.

В Санлисе родились и все короли Франции (от Гуго Капета до короля Филиппа II Августа) и именно тут, в Санлисе, была резиденция королей Франции до рубежа XII–XIII веков, когда при Филиппе II Августе начал развиваться Париж.

Санлис, хорошо укрепленный городок, стоял в стороне от больших дорог – некогда на этом месте процветала богатая римская колония, именовавшаяся Civitas Silvanectium, а в дни Гуго еще существовали руины древних храмов и небольшой арены. Камни и мраморные плиты этих зданий использовали для строительства королевского дворца и церквей, которых в Санлисе возвели значительно больше, чем требовалось по числу жителей.

За свою длинную и славную историю город неоднократно подвергался нападениям, был разрушен и сожжен – так в III веке его разграбили варвары, после чего была воздвигнута крепостная стена, долгое время защищавшая город, но во время

Столетней войны Санлис вновь был серьезно

разрушен, и с этого момента уже потерял свое политическое значение, а во время Великой французской революции и Первой мировой войны были разрушены и Санлиская крепость, и королевский замок, построенный в 1130 году Людовиком VI.

Сегодня средневековые улочки старого Санлиса, который можно обойти за несколько часов, похожи на сказочные декорации.

Булыжные мостовые, переплетение улиц, переходящих одна в другую, всегда выводят к собору Санлиской Богоматери.

Первый храм, построенный на этом месте, по преданию заложил первый епископ Санлиса – святой Риель – один из апостолов Галлии.

В житии святого, составленном в 1648 году, указано, что Риель был родом из Греции, и вместе со святым Дионисием Парижским послан был святым Климентом на проповедь в Галлию, проповедовал в Арле, возобновив там апостольскую проповедь святого Трофима, а затем пришел в Санлис.

Яркий проповедник, святой Риель обращал язычников праведной жизнью и деламимилосердия.

Сохранились многочисленные предания о чудесах, творимых святым Риелем.

Так, однажды он освободил ребенка, одержимого бесами, прочтя над ним «Отче наш» и «Символ Веры», обратив многих после этого. В хрониках монастыря Сен-Дени есть запись о том, что святой Риель чудесным образом узнал о смерти Дионисия Ареопагита.

Совершая литургию, святой, поминая имена Дионисия, Рустика и Элевтерия, присоединил их к списку мучеников. Удивившись этой своей «случайной ошибке», он стал искать тому объяснение, поскольку увидел на кресте в алтаре трех голубей, несших на груди имена Дионисия, Рустика и Элевтерия, написанные кровью. Через несколько дней из Парижа пришла сташная весть – святые казнены и помянуты святым Риелем в сонме мучеников в момент их кончины.

Заложив первую Санлисскую церковь во имя Пресвятой Богородицы, святой Риель возвел и второй храм (за пределами города) во имя первоверховных апостолов Петра и Павла, которых почитал особо, и где 30 марта 260 года, согласно его завещанию, он и был погребн.

Впоследствии святые мощи Риеля были перенесены в построенную королем Хлотарем новую церковь во имя святого и помещены в богатую золотую раку, пожертвованную королями Карлом Великим и Людовиком Благочестивым. Во время бедствий, голода или опасностей раку с мощами святого Риеля выносили из храма, обнося город.

Во время французской революции рака была повреждена – золотые накладки и драгоценные камни сорваны, а мощи перемешаны. Горожанам удалось спасти святыню, тайно похоронив ее на городском кладбище, а двумя годами позднее два священника извлекли раку с мощами, переложили в «новое хранилище», и поместили в главном алтаре храма.

На месте первого, деревянного и поврежденного пожаром храма в 1150 заложили новый – один из первых готических соборов Франции. Он был освящен в 1191 году, но строительство и украшение собора продолжалось еще без малого сорок лет. В 1504 году из-за удара молнии и начавшегося пожара храм сильно пострадал, но к 1515 году был полностью восстановлен, и один из пределов посвящен причисленной к лику святых римо-каталической церковью Жанне д’Арк, которая 15 августа 1429 года в сражении у Санлиса одержала победу над английской армией герцога Бэдфордского.

А через несколько улиц, совсем рядом – аббатство святого Викентия. Единственное из церковных сооружений Санлиса, не пострадавшее во время французской революции. Оно было построено в 1066 году королевой Анной Ярославной – дочерью Ярослава Мудрого и женой Генриха I.

Союз французского короля Генриха I с русской княжной Анной нужен был Франции, а не Киеву – король с трудом удерживал бразды правления и нуждался в хорошей политической поддержке, которую мог дать ему влиятельный тогда в Европе киевский князь Ярослав Мудрый. По-видимому, Генрих I надеялся на то, что этот брачный союз будет способствовать укреплению его королевской власти внутри страны и благоприятно скажется на отношениях Франции с другими государствами.

Ярослав Мудрый не сразу решился выдать свою дочь за овдовевшего короля Франции, скорее всего, потому, что Франция в то время, по замечаниям французских историков, «никогда не была так мала, как при Генрихе I», которого современники прозвали даже королем Парижа и Орлеана, и первое сватовство окончилось ничем, но наконец, после обмена письмами в 1048 году Генрих отправил в Россию посольство с дарами: епископы Готье Мосский, Гесселен Шалиньякский и Роже Шалонский преподнесли Ярославу богатые подарки от Генриха I: парчу фламандскую, сукно реймское, орлеанские кружева и знаменитый толедский меч.

Епископы успешно справились с поручением и в следующем году возвратились во Францию уже с княжною. Венчание было совершено 14 мая 1049 года в Реймском соборе. Церемония коронации Анны состоялась в этом же старинном городе, в церкви Святого Креста.

Сразу после коронации королевская чета обосновывается со своим двором в Санлисе. В то время это была типичная средневековая крепость, окруженная красивыми и богатыми дичью лесами. Франция того времени на русскую княжну произвела удручающее впечатление. Морис Дрюон, известный французский историк и писатель, обнаружил одно из писем Анны, в котором она писала своему отцу: «В какую варварскую страну ты меня послал – здесь жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны». Киев, из которого уехала в далекую Францию княжна, в тот период сравнивали по красоте с Константинополем, из города с его четырьмястами церквами, монастырями, жившая в окружении людей просвещенных, среди книг, которые с таким тщанием собирал ее отец – Ярослав Мудрый, Анна попала в полудикую тогда еще и малообразованную Францию.

В отличие от своего мужа, который вместо королевской подписи ставил крест или моногаму, она была грамотной, что для Европы того времени было вовсе делом неслыханным, то есть не только умела читать и писать по-славянски, Анна прекрасно знала шведский, греческий и латинский языки, получив на родине всестороннее образование. Кстати, на латыни говорила вся Западная Европа – это был язык межнационального общения. На государственных грамотах впоследствии, став королевой, она ставила на латыни свою подпись – Regina Anna, то есть «королева Анна» – рядом с крестиком своего мужа-короля. И это, как отмечают историки, было уникальным явлением для XI века – королева при живом короле подписывала документы.

О государственном уме королевы Франции прослышал римский папа Николай II. Он прислал Анне письмо, в котором, в частности, говорилось: «Слух о ваших добродетелях, восхитительная дева, дошел до наших ушей, и с великой радостью слышим мы, что вы выполняете в этом очень христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом».

Когда у Анны родился сын-первенец Филипп, будущий король французский, в Санлисе с благословения королевы, на ее пожертвования и даже при ее участии (она вложила в основание камень, как некогда поступал ее отец) был построен монастырь на месте старой деревянной обители монахов августинцев, посвященный святому Викентию – Сарагосскому мученику, пострадавшему в 304 году.

Вход в монастырь обрамляют небольшие колонны и два скульптурных изображения – святого Викентия и Анны Ярославны с надписью – «Анна Русская, королева Франции, основала этот собор в 1060 году». Венчает вход в монастырь королевский герб династии Капетингов – три белые лилии как символы Божией Матери и Святой Троицы.

До революции 1789 года, когда аббатство было закрыто, священник ежегодно 5 сентября, в день рождения королевы Анны, совершал панихиду, а после мессы приглашал бедных женщин на бесплатный обед.

Интересна и одна из версий о втором браке Анны Ярославны, королевы Франции, напрямую связанная с Санлисом.

В разгар подготовки к войне с английским королем Вильгельмом Завоевателем, недалеко от Орлеана в замке Витри-о-Лож, рано утром 4 августа 1060 года король Франции умер. Злые языки поговаривали, что причина смерти его была в ошибке придворного лекаря, давшего не те снадобья, но, так или иначе, Анна, выехавшая к больному супругу, в живых его уже не застала. «Король умер. Да здравствует король!» На престол взошел ее первенец, венчанный еще при жизни Генриха, малолетний Филипп. Завещанием король Генрих назначил Анну Ярославну опекуншей сына, а регентом стал граф Бодуэн Фландрский, двоюродный брат короля, поскольку регентом мог быть только мужчина.

В 1062 году граф Рауль де Крепи, один из самых влиятельных и богатых вассалов короля «похитил, когда она охотилась в Санлисском лесу, увезя в свой замок», вдовствующую королеву Анну, не расторгнув брак с предыдущей женой – Элеонорой Брабантской. Было ли это похищением, нет ли, не известно, но через несколько месяцев оскорбленная графиня обратилась к Римскому папе Александру II с жалобой на двоеженство супруга. По другой же версии граф, уличив первую жену в неверности, отослал ее в монастырь и только после этого женился на Анне.

Союз с графом был очень счастливым, но не долгим – всего двенадцать лет, и в 1074 году Анна вновь овдовела. Вернувшись к сыну-королю, она активного участия в государственных делах практически не принимала, и последняя и единственная подпись ее под государственным документом этого периода датирована 1075 годом. На грамоте, жалованной Филиппом I монастырю Нотр-дам де Понтлевон, стоит – «S. Annae matris Philippi Regis – Анна, мать короля Филиппа».

Младший ее сын, Гуго, вскоре женился на богатой наследнице, дочери графа Вермандуа – в жилах покойного графа Рауля текла кровь Каролингов и женитьба помогла Гуго узаконить захват земель, значительно увеличив свои владения – владения вассала превосходили домен французских королей.

Точная дата смерти и место захоронения Анны Ярославны не известно.

Некоторые исследователи истории Франции XI в. склонны считать, что в конце жизни Анна Ярославна вернулась на Русь и, прожив на Родине несколько лет, умерла там, другие – что она скончалась во время своего путешествия по Европе, где надеялась встретиться с находящимся в изгнании братом Изяславом. Полагают, ей стало известно, что старший брат, Изяслав Ярославич, потерпев поражение в борьбе за киевский престол, находится в Германии, в Майнце, пытаясь найти поддержку у Генриха IV Германского. Однако летописи об этом молчат.

Известно только, что к 1089 году Анны Русской уже не было в живых – об этом свидетельствует запись о пожертвовании в храм Филиппа I «За упокой души родителей…»

В конце ХVII столетия на территории Вильерского аббатства, недалеко от города Этамп, на старом кладбище была найдена загадочная могила с изображением на каменном надгробии женщины с короной на голове. Надпись на латинском языке гласила о том, что там упокоилась Агнес, жена короля. Так родилась легенда о том, что найденное захоронение – могила Анны Ярославны, при дворе Генриха I королеву Анну называли Агнес. Многие русские и французские исследователи поспешили связать изображение на гербе с киевскими Золотыми воротами. Но еще Н.М. Карамзин сомневался в достоверности этой находки.

Во время Великой французской революции монастырские постройки и храмы аббатства святого Викентия, дорогого для Анны, были конфискованы якобинцами, монахи изгнаны, и монастырь превращен в ткацкую фабрику – общественное достояние. Однако в столь малопригодном месте для ткацкого производства, фабрика не могла приносить сколько-нибудь ощутимого дохода, и ее содержание легло на плечи местного муниципалитета, что было ему явно не по силам, и городские власти решили продать монастырские земли и постройки.

Так в 1836 году монастырь, основанный Анной Ярославной, был продан под учебное заведение – интернат «Сант Винсент» для мальчиков, который с 1869 года окормлялся орденом Девы Марии. При отделении Церкви от государства в 1905 году аббатство вновь было конфисковано у религиозного ордена, выставлено на продажу и выкуплено бывшими учениками школы.

Во время первой мировой войны в аббатстве был устроен военный госпиталь. В 1939–1945 годах аббатство было занято немцами, ученики выселены. Состояние развала в конце войны чуть не повлекло закрытие в дальнейшем этого учебного заведения, однако оно все-таки было восстановлено. С 1969 года количество учеников в интернате постепенно сокращается, и «Сант Винсент» становится лицеем.

Сегодня «Сант Винсент» – лицей, в котором обучаются более 700 студентов – молодых людей и девушек из более чем ста районов долины Уазы. Лицеисты могут получить тут степень бакалавра на факультетах – литературном, финансовом, технологическом и информатики.