Амьен

Однажды, считается, что это было в середине IV века, холодным зимним вечером молодой римский воин, спешивший куда-то, увидел на обочине дороги закоченевшего бродягу. Бедняк так и умер бы тут, у дороги, если бы римлянин из сострадания и жалости, не имея с собой ничего, кроме прикрывавшего его от студеного ветра плаща, не рассек свою одежду мечом и не укрыл половиной ее нищего.

Встреча с горем и бедностью на зимней дороге изменила жизнь молодого воина. Всего через несколько недель, как утверждает легенда, бедняк явился во сне своему спасителю, и это был сам Христос. Потрясенный воин, чьего сердца коснулся Господь, приняв святое крещение оставил навсегда военную службу, решив посвятить себя служению Богу и Церкви. Это был святой Мартин Турский, или Мартин Милостивый , один из самых любимых святых эпохи древней и средневековой Франции, по праву считающийся отцом духовной культуры этой страны.

Направлялся ли он тогда, в ту самую важную для него ночь, в лагерь под названием Самаробрива («мост через Самару», то есть через Сомму), или в другое место, доподлинно не известно, но предание связывает его именно с этим местом – галло-римским лагерем на реке, где до прихода римских войск было поселение галльского племени амбиан. После победы римлян в Галльских войнах лагерь стал важным стратегическим пунктом римской Галлии, разросся, превратившись, как многие римские поселения, в город и получил название Амьен.

В V–VI веках римская Галлия завоевана франками, в 859, а затем и 882 году Амьен был разграблен норманнами – в силу

своего выгодного стратегического положения город всегда страдал в ходе войн. В 1185 году он присоединен к французской короне, но в 1435 году отошел к Бургундии и только в 1477 году Людовиком XI вернулся под французскую корону уже навсегда, и с этого момента начинается его небывалый расцвет, главным образом благодаря экономической политике Кольбера – интенданта финансов при молодом короле Людовике XIV. В Амьене развивается строительство, торговля и производство, в основном сукна, вырабатывается лучший в мире бархат – ткань королей и вельмож.

«Сердце Пикардии» – самый большой готический собор Франции Нотр-Дам д’Амьен – истинный шедевр архитектуры и одновременно последний в ряду готических соборов Иль-де-Франс, воздвигнутых в XIII веке. В этом соборе хранится священная христианская реликвия – глава Иоанна Крестителя.

История пути святыни в Амьен была долгой, полной трагедий, роковых случайностей, предательств, небрежений – все переплелось в ней – и людские судьбы, и судьбы стран, грабеж и война, и глас Божий, и чистая вера…

В 1204 году под натиском крестоносцев пал Константинополь. Реки крови заливают улицы прекрасного некогда города, и его уже нет. Он разрушен и разграблен, и в те три дня, когда рядовым крестоносцам было позволено грабить город, погибли навсегда произведения искусства, сожжены библиотеки, безжалостно разорена святая София.

Один из руководителей Четвертого крестового похода, Жоффруа де Виллардуэн, автор хроники «Завоевание Константинополя» писал: «Со времени сотворения мира никогда не было в одном городе захвачено столько добычи». После этого похода вся Западная Европа обогатилась вывезенными константинопольскими сокровищами, и редкий западноевропейский храм не получил чего-либо из «священных останков» Византии.

В этом страшном по своим последствиям крестовом походе принимал участие и каноник Валлон де Сартон из Пикардии, нашедший в развалинах одного из дворцов, отданных на разграбление, футляр, содержащий серебряное блюдо, на котором под стеклянным колпаком были сокрыты останки человеческого лица.

Надпись на блюде указывала, что найденная каноником реликвия не что иное, как часть мощей святого Иоанна Предтечи, а наличие отверстия над бровью, обнаруженное каноником, согласовалось с событием, упоминающимся святым Иеронимом, по свидетельству которого         Иродиада в приступе гнева нанесла удар кинжалом по отрубленной уже главе святого Иоанна. Потрясенный находкой де Сартон решил доставить найденную святыню в родные места – в Пикардию, но чтобы покрыть расходы на возвращение домой, канонику пришлось продать само серебряное блюдо с надписью, на котором покоились мощи.

Только через два года каноник смог вернуться домой, и 17 декабря 1206 года, в третье воскресенье Рождественского поста, епископ Амьена Ричард Герберойский торжественно встретил мощи святого Иоанна Крестителя при въезде в Амьен.

Из церковной истории нам известно о трех обретениях главы святого Иоанна Предтечи. Первое совершилось в IV веке, второе – в V, а третье – в IX веке. Святитель Димитрий Ростовский, опираясь на Священное Предание и труды ранних церковных историков, приводит множество сведений о честных мощах великого Предтечи под соответствующими датами в Четьях-Минеях.

После усекновения честной главы святого Иоанна Предтечи Иродиада надругалась над ней и не позволила предать ее погребению вместе с телом святого, а закопала ее в своем дворце в «бесчестном месте». Тело же тайно забрали и погребли ученики святого.

Упоминаемая евангелистом (Лк. 8, 3) Иоанна, жена Хузы, приставника царя Ирода, узнав это, тайно вынесла главу из дворца и перезахоронила ее на Елеонской горе в одном из поместий Ирода.

По преданию, в царствование святого равноапостольного царя Константина на Святую землю к Гробу Господню стало стекаться множество паломников, в числе которых пришли поклониться и два инока с востока. Им и доверил святой Иоанн Предтеча обрести свою честную главу в месте, указанном им во сне.

Возвращаясь домой с драгоценной ношей, иноки встретили бедного гончара из сирийского города Эмессы и, найдя себе попутчика, по нерадению и лености вверили ему нести мешок с Главой. Явившийся гончару Предтеча повелел ему оставить нерадивых монахов и бежать от них вместе с вверенной ему святыней.

Господь ради главы Иоанна Крестителя благословил дом бедняка всяким довольством, и гончар всю оставшуюся жизнь прожил, помня, кому он обязан, был благочестив, сострадателен, раздавая милостыню, а незадолго до кончины передал святыню своей сестре, заповедав передавать ее и дальше богобоязненным и добродетельным христианам.

Переходя долгое время от одного человека к другому, глава Предтечи попала в руки иеромонаху Евстафию, человеку нечестному и тщеславному. Приходившие к нему больные люди получали исцеление, не подозревая, что причиной тому было не мнимое благочестие последнего, а благодать, исходившая от спрятанной им святыни. Когда обман был раскрыт, народ изгнал Евстафия из Эмесс, а вокруг пещеры, где была спрятана Глава, построили монастырь.

О втором обретении известно по описанию самого архимандрита эмесской обители Маркелла, который во сне увидел точное место нахождения святыни, и 26 февраля 452 года она была перенесена в церковь во имя святого Иоанна Предтечи, а перенесение сопровождалось исцелениями больных и обличением неверия некоторых клириков.

Через некоторое время честная глава святого была вывезена в Константинополь, где находилась вплоть до распространения иконоборческой ереси. Благочестивые христиане, покидая город, тайно вынесли эту святыню и спрятали в Команах, городе, в котором некогда преставился святитель Иоанн Златоуст. После утверждения Православия на константинопольском соборе 842 года честную главу

возвратили в византийскую столицу около 850 года, откуда часть святыни была передана в Петр в монастырь Продром, а другая, лицевая – в Студийскую Предтечеву обитель, самый значительный монастырь средневекового Византии, устав которого впоследствии был принят Афоном и другими православными обителями по всему миру.

Пал Константинополь, разрушен и разграблен монастырь, а Глава, как мы уже говорили, каноником Валлоном де Сартоном перенесена в Амьен.

С этого времени начинается почитание Иоанна Предтечи по всей Пикардии, что оказало значительное влияние на судьбу этой местности. Через 12 лет после перенесения Главы в Амьен из-за удара молнии погиб в пожаре собор романской архитектуры, где она покоилась. Тогда жители города – духовенство, знать и простой народ – решили возвести собор огромных размеров и невиданной в Европе красоты, достойный хранящейся в нем святыни.

Строительство шедевра готической архитектуры началось в начале XIII века – первый камень в основание этого 

великолепного здания был заложен в 1220 году при епископе Арну де ля Пьере. Проектировщиками и руководителями строительства собора были: Робер де Люзарш, а затем Том де Кормон и его сын Рено. Фасад храма отличается редкостным слиянием архитектуры и скульптуры, и исследователи считают, что работами руководил выдающийся зодчий, которому удалось подчинить единому замыслу большую артель мастеров-каменотесов, что было невероятно трудно.

Возведение собора было в основном завершено к 1288 году, но его продолжали достраивать и в XIV веке, и теперь храм смог

вместить в себя все население Амьена, составлявшее тогда около десяти тысяч человек. Множество паломников стало стекаться в город со всей Франции, шли поклониться святыни и короли – Людовик Святой и его сын Филипп Смелый, короли Карл VI Безумный и Карл VII Победитель.

Издали Амьенский собор напоминает драгоценный ларец – скульптура, рельефы, резной орнамент покрывают его фасады. Главный, западный, отличается особым богатством убранства, а три пышно украшенных портала обозначают первый ярус здания.

В центре фасада, над главными вратами, расположена статуя Христа, попирающего льва и дракона – символы антихриста и дьявола – символы смерти. Скульптурные украшения трех порталов собора посвящены трем темам: Страшному суду, Богородице и местночтимому святому – первому епископу города – Фирмену – небесному покровителю Амьена.

Южный фасад собора украшает знаменитая (некогда позолоченная) скульптура «Золотая Мадонна», относящаяся к середине XIII века.

Внутреннее пространство храма почти пополам делится широким трансептом. Уходящая вглубь стройная, легкая колоннада 

высотой 18 метров создает в храме впечатление свободного пространства, заполненного только воздухом и светом.

Во многом это ощущение достигается за счет больших размеров здания, но еще сильнее – из-за отсутствия традиционных цветных витражей, которые Амьенский собор утратил полностью в XVIII веке, в годы французской революции, пощадившей по счастливой случайности изготовленные в начале XVI деревянные скамьи для молящихся, покрытые рельефами на темы Ветхого Завета, и историко-бытовыми сценками.

Когда после революции 1789 года по всей Франции началась опись церковного имущества, изъятие и уничтожение мощей – разграбление храмов и монастырей, назначенный директорией комиссар прибыл в Амьен, опечатал сокровищницу собора, но оставил реликварий с Главой в храме. Горожане надеялись, что глава Иоанна Крестителя избежит участи многих святынь Франции, но в ноябре представители Конвента прибыли вновь и потребовали снять все украшения с раки, а главу Предтечи захоронить на городском кладбище. Мер города с огромным для себя риском предписание власти не исполнил, а тайно ото всех вынес из собора и спрятал мощи в своем доме. Так величайшая святыня была спасена и после реставрации королевской власти, в 1816 году, вновь возвратилась в собор, где и пребывает поныне.

Рядом с собором, всего в двух шагах от него, памятник – немолодой человек в рубище, препоясанный веревкой, босой, с нервным, очень выразительным лицом – это Петр Пустынник, или Петр Амьенский, известный сегодня практически только специалистам по истории средних веков и крестовых походов, а между тем его имя некогда гремело по всему средневековому

Одной из причин первого крестового похода был призыв, с которым в марте 1095 обратился к папе Урбану II византийский император Алексий I Комнин, прося о помощи в защите против мусульман. На Клермонском соборе, состоявшемся в ноябре того же года, проповедь Урбана II была, возможно, наиболее эффективной речью во всей европейской истории и прерывалась возгласами слушателей: «Dieu le veut!» – «Так хочет Бог!». Собравшиеся, вдохновленные такой речью, поклялись освободить Гроб Господень от мусульман. Среди множества проповедников и вдохновителей крестового похода особенно выделялся Петр Пустынник, человек незаурядный, с большим ораторским дарованием и энергией.

Его жизнеописание сохранилось в изложении Альберта Ахенского и Вильгельма Тирского. Согласно преданию, Петр родился

в Амьене около 1050 года. Был военным, затем, оставив службу, удалился от мира, сделавшись монахом-отшельником. В 1094 году, Петр Амьенский отправился в паломничество во Святую землю. Долгий его путь оказался полон опасностей и притеснений со стороны мусульман. Придя ко Гробу Господню, Петр жарко молился в течение многих часов, принеся Господу свое искреннее покаяние, и после молитвы во сне увидел самого Иисуса, повелевшего ему вернуться в Европу и призвать западных христиан к защите Гроба Господня. Многие считали, что именно он, добившись аудиенции у Папы Урбана II, рассказал о притеснениях христиан и о своем видении, что и побудило понтифика объявить крестовый поход, однако документы не подтверждают этой версии.

После собора в Клермонте выступление крестоносцев было назначено на 15 августа 1096 года, однако проповеди Петра возбуждали в крестьянах такой религиозный пыл, что их не могли удержать ни хозяева, ни местные священники. Не дожидаясь назначенной Папой даты, они тысячами отправлялись в путь без припасов и снаряжения, не имея представления ни о дальности, ни о и тяготах пути. Это «войско», состоявшее главным образом из пеших «воинов», в том числе – женщин, детей, монахов и немногих всадников, вооруженных как попало или вовсе не вооруженных, пошло через Балканы к Константинополю. В пути к ним присоединялись бродяги, беглый люд и просто разбойники, примкнувшие к походу, кто из благочестивых побуждений, а кто и из желания поправить свое положение самым простым способом – грабежом.

Встали под крестьянские знамена и некоторые рыцари, особенно из числа безземельных – одним из крупнейших народных отрядов предводительствовал Готье Неимущий – обедневший рыцарь из Восточной Франции.

По Европе прокатилась волна грабежей и насилия, и не все ополченцы – крестоносцы дошли до заветной цели. В июле 1095 года оставшиеся в живых добрались, наконец, до Константинополя, где за проливом лежали уже земли сельджуков. Византийский император Алексий, сначала пытавшийся было действовать уговорами, давая советы «дождаться прихода остальных графов», поспешил за неимением другого выхода переправить крестоносцев через Босфор. Для сельджуков они стали легкой добычей, и разгром был полный.

Около двадцати пяти тысяч крестьян пало здесь же, на поле битвы, тысячи попали в плен, и лишь немногим удалось вырваться из кровавого ада и проложить себе путь к побережью, где они были подобраны византийским флотом и вывезены в Константинополь. Но таких счастливцев было очень мало – менее трех тысяч; все остальные нашли на азиатском берегу Босфора только собственную гибель.

Так бесславно и трагически закончилось величайшее народное выступление в истории средневековой Европы – крестовый поход бедноты.

После взятия Иерусалима Петр вернулся на родину, прибыл в Пикардию и основал в Юи в 1099 году августинский монастырь, настоятелем которого он и умер в 1115 году.

И мы уезжаем из Амьена, от его собора, от его великой святыни в маленький городок, который и на карте найти трудно, и мало кто знает, что именно он был местом, где решалась судьба Франции, где жила и молилась русская княжна ставшая королевой, дочь великого князя Ярослава Мудрого – Анна Русская – королева Франции.